12:57 

Санастезис Нёкл
всё фигня, кроме оживших пирожков с капустой
Название: Дым
Автор: Санастезис Нёкл
Бета: Cordy Laer
Форма: драббл, 477 слов
Персонажи: Маккой, Чехов, Спок
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: R
Предупреждение: смерть персонажа, пытки.
Примечание: мирорр!вселенная. Герои не няшки.
Примечание два: Написано на Фандомную Битву.

Вот что удивляет Маккоя: на огромном корабле класса Конституция, где количество комнат раза в два превышает количество членов экипажа, где больше сотни агонизаторов и прочих «камер допроса», нет ни одного места, где можно спокойно покурить. Выставив кондиционер в каюте на вытяжку, глубоко затягиваясь дымом, он представляет, как было бы забавно прийти однажды к Кирку с предложением обустроить курилку.

– Доктор, – говорит Спок, и Маккой поспешно тушит сигарету, махая рукой, чтобы разогнать дым. Он подхватывает чемодан с инструментами и идёт за Споком, ничего не спрашивая. Если не задавать вопросов, то можно сделать вид, что он не знает, куда и зачем его зовут.

Даже разбитыми губами Паша Чехов пытается улыбаться. Удар выбивает ему зубы. Вместе с кровью и кусочками десны они забиваются в горло, щекочут нёбо, и Чехова выворачивает наизнанку. Он кашляет, теряет равновесие и утыкается лбом в пол, в лужу рвоты, нелепо оттопырив скованные руки.

В комнате ничем не пахнет. Маккой знает, что запах должен быть. Запах пота, крови, кислый запах рвоты, резкий – от перегревшегося агонизатора, но очистители работают хорошо – в комнате ничем не пахнет. Он представляет себе сигаретный дым, перекатывает на языке почти пропавший вкус: это напоминает ему, что мир не ограничен камерой пыток.

– Мистер Чехов, – говорит Спок, – вы продолжаете утверждать, что попытка нападения на капитана была спланирована лично вами?
Чехов трогает языком пустое место в ряде зубов и криво улыбается, глядя на доктора.
– Мистер Чехов, – с едва заметным нажимом повторяет Спок.
Паша медленно переводит на него взгляд, глаза у него красные от лопнувших сосудов, и кивает.
– Нелогично с вашей стороны предоставлять ложные сведения. Нам известно, что у вас был сообщник. И мы выясним его личность независимо от того, сколько времени нам потребуется. Доктор Маккой, – Спок небрежно кивает ему.

Небольшой саквояж, в котором врачи обычно носят запас лекарств первой необходимости. Маккой читал о таком в детстве. Потёртая кожа, металлические ручки–защёлки, ряды флаконов. Он вставляет в гипошприц вещество, которое должно взбодрить пленника и понизить болевой порог, – ненамного, ровно настолько, чтобы он не терял сознание в агонизаторе, – и впрыскивает Чехову в шею. Через тридцать секунд лекарство достигнет сердца.

Маккой поднимается и отступает за спину Спока. Чехов смотрит на него, не отрываясь, продолжая полубезумно улыбаться кровавым месивом, в которое превратился его рот. Он знает. Они договаривались, они всё спланировали. Ему почти не страшно, только немного обидно, по-детски обидно, что ничего не получилось.

Через тридцать секунд лекарство достигнет сердца и остановит его. Спок будет очень недоволен. Маккой будет приходить в себя ещё трое суток. Будет расследование, и он докажет, что кто-то подменил жидкость в ампуле на яд. Даже найдёт того, кого можно будет в этом обвинить. Ещё через полгода к нему придёт Спок с предложением, от которого доктор не откажется, а потом будет новый капитан и первые шаги к новой империи.

Но пока секунды текут вместе с кровью Чехова, который улыбается, и только доктор знает, что в этой улыбке – благодарность.

@темы: Чехов П.А., Фанфикшен, Спок, Леонард Г. Маккой, Джен

   

Star Trek. Фантворчество.

главная