Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:06 

Тринадцать миссий "Энтерпрайза". Глава 2

Erring
Relax, take it easy
Название: Тринадцать миссий "Энтерпрайза".
Авторы: Annaig и Erring
Бета: Ollyy
Фандом: Стар Трек 2009
Рейтинг: для данных глав G, далее до R
Пейринг: Кирк/Спок, Спок/МакКой, Кирк/МакКой, Кирк/Спок/МакКой
Жанр: юмор, драма, приключения
Статус: в процессе
Дисклеймер: герои и мир принадлежат Д.Роденберри.


Леонард МакКой повидал в своей жизни достаточно, поэтому имел полное право считать, что удивить его очень трудно. В то же время, с момента знакомства с невероятным Джеймсом Т. Кирком Леонард МакКой все больше склонялся к тому, чтобы пересмотреть свою точку зрения. Встреча с ушастым старшим помощником окончательно внесла коррективы в мировоззрение МакКоя и, как порой казалось самому Леонарду, пошатнула его психическое здоровье.
Спок ставил в тупик МакКоя. Иногда — выводил из себя. Хотя, положив руку на сердце, стоило признать, что это «иногда» давно перетекло в «постоянно».
Леонарда раздражало и вечное спокойствие вулканца, и его снисходительно приподнятая бровь. Даже строение организма у мерзавца было до отвратительности неправильным! Как можно доверять кому-то, у кого сердце находится там, где у порядочных людей печень?
Однако то, что случилось во время последней миссии, выбило МакКоя из колеи. Подумать только, вулканец проявил себя как существо, способное заботиться о ком-то! Более того, он даже соврал ради благополучия команды и чести капитана. Случай, выходящий за рамки добра и зла и требующий длительного осмысления и переваривания.
Именно осмыслением и перевариванием МакКой занимался в комнате отдыха, когда появились Спок и Кирк. Кто-то, конечно же, мог поспорить и сказать, что славный доктор занимался дегустацией алкоголя, но так как получить направление на преждевременный медицинский осмотр никому не хотелось, окружающие хранили молчание.
— Пьешь в одиночку, Боунс? — Джим ослепил МакКоя улыбкой и плюхнулся в кресло. В соседнее грациозно опустился Спок.
— Размышляю, — буркнул доктор, уже дошедший до нужной кондиции и осмысления, и переваривания.
— Неужели в вашем случае, доктор, мыслительный процесс невозможен без употребления наркотических веществ? — Спок спросил так серьезно, что МакКой сразу понял — издевается. Набрал в воздуха в легкие для отпора… Махнул рукой и выдохнул.
— Это вам логическая загадка на ночь, мистер Спок.
— Боунс, ты здоров? — Джим, этот паразит, ухмылялся. — Или допился до состояния пацифизма?
— Иди к черту, — мирно проворчал МакКой, делая очередной глоток.
— Ты меня пугаешь, — Джим рассмеялся. — Спок, сыграем партию?
— Согласен.
МакКой задумчиво наблюдал за Джимом и Споком, с головой ушедшими в шахматы, и продолжал процесс осмысливания. Вот Спок — типичный вулканец, ходячий компьютер со сложными микросхемами вместо сердца и атрофированными эмоциональными реакциями. Воплощение порядка и логики. Однако же в нужный и важный момент поддержал Джима. Отсюда вывод — Спок не так и плох. Логично? Боунс поперхнулся, поймав себя на подобной цепочке размышлений. Может, от Спока можно заразиться? Логикой. Да-да, логика заразна! Он, Леонард МакКой, сделал потрясающее научное открытие. Салют ему!
— Боунс! — оклик Джима прервал мысленную благодарственную речь доктора на вручении премии Гениев Вселенной. — Ты в порядке?
— Я? Я просто отлично!
— Хочу заметить, доктор, что ваши реакции замедлены, а четкость координации составляет шестьдесят целых семь десятых процента, — добавил вулканец.
— А ты, Спок, отличный парень, — МакКой хлопнул по плечу Спока, поднявшего до удивительных высот бровь, и почти изящно поднялся. — Я пойду на боковую. Джим, через два хода тебе будет мат.
— Не будет, у меня тут все схвачено. Спок думает, что через два хода он выиграет, я ему поддаюсь, действую, руководствуясь логикой, а потом оп-па, и экспрессивный порыв. Все, Спок проиграл.
— Интересный план, — задумчиво пробормотал Леонард и икнул. — Но у меня есть получше.
— И в чем же он заключается?
— В том, что я сейчас пойду к себе в каюту и лягу спать. А ты все равно проиграешь.
— С каких это пор ты на стороне Спока? — Джим прищурился.
— Я ни на чьей стороне.
— С каких это пор ты не на моей стороне? — возмутился Кирк.
— С тех пор, как ты променял совместную попойку со мной на скучнейшие шахматные партии в компании с ним, — заявил Боунс, после чего развернулся на каблуках и, пошатываясь, покинул комнату отдыха.
— Теперь я вижу, что он здоров, — Кирк закатил глаза и пожал плечами в ответ на приподнятую бровь Спока. — Боунс, его жизнерадостное внутреннее «я» и наше удовольствие от близкого знакомства с этой очаровательной личностью.
Сама же очаровательная личность в этот момент пыталась попасть в собственную каюту. Из-за немаленького количества спиртного, поглощенного личностью ранее, выходило не очень хорошо.
— Это заговор, — буркнул МакКой и пнул дверь. Дверь осталась глуха к примитивному насилию. После еще пяти минут угроз, уговоров и шантажа Леонард все же обнаружил, что пытается открыть каюту с помощью ключа для медицинского блока. Разумно предположив, что такое недоразумение может произойти с каждым, он ввалился в каюту, рухнул на кровать и закрыл глаза.

— Сам лети со своим вулканцем, Джим, — вопиюще проигнорировал субординацию МакКой на следующее утро. Что поделать, похмелье.
— Я сделаю вид, что на этот раз не расслышал ваши слова, доктор, — непреклонно ответил Кирк, являя собой образчик истинного капитана Флота, сурового и величественного.
— Ты просто дуешься, что я предсказал твое поражение в шахматах, — пробурчал МакКой и со вздохом добавил: — Приказ понят, сэр, выполняю.
Мстить Джим умел, и страдающий от жажды, жары и головной боли доктор уныло таскался за Споком, анализирующим местность этого Богом забытого астероида, ощущая себя самым бесполезным куском мяса в галактике. И уже даже не сырого мяса, а куском хорошего бифштекса, учитывая температуру на поверхности.
— Доктор. Доктор.
— А? — вынырнул из пучины печальных мыслей МакКой и с изумлением уставился на протянутую Споком флягу. — Что это?
— Судя по вашему состоянию, причиной которого во многом является вчерашнее употребление алкоголя, я пришел к выводу, что вы испытываете определенные неудобства, обусловленные строением вашего организма, следовательно, вам требуется помощь. Энсин Чехов, безусловно, предложил бы в качестве лекарственного средства свой национальный напиток — рассол, однако в моем распоряжении есть только вода.
МакКой прекратил слушать первого помощника примерно на шестом слове, приникнув к источнику жизненной влаги. Он пил и чувствовал, как снова становится человеком.
— Знаете, лейтенант-коммандер Спок, иногда я вас просто обожаю! — еще никогда доктор не говорил так искренне.
— К сожалению, на данном этапе наших взаимоотношений не могу ответить вам взаимностью, — ответил Спок, убирая флягу с водой.
МакКой хотел было сказать, что видит перед собой самого жестокого и черствого человека в этой Вселенной, но вовремя спохватился, вспомнив, что Спок — не человек. Огорчительно. Спустя секунду МакКой остановился, приоткрыв от удивления рот. Медленно, но верно до него доходила фраза, сказанная Споком. А именно тот факт, что лейтенант-коммандер имел неосторожность употребить в одном предложении «к сожалению» и «не могу ответить взаимностью». Пока МакКой додумывал мысль о том, значит ли сказанное Споком, что он хотел бы ответить взаимностью, сам Спок исчез из поля зрения.
— Чертов вулканец, — выругался Леонард и опустился на песок. Искать остроухого у МакКоя не было никакого желания. Солнце слепило глаза, во рту пересохло. МакКою безумно хотелось обратно каюту с работающим кондиционером. — Чертова жара. Чертовы космос, Джим и похмелье. Надеюсь, они не забудут меня здесь. Не хотелось бы умереть от жажды, солнечного удара и одиночества. Боже, вот где Спок? Я надеюсь, он не свалился в какую-нибудь яму по дороге? Или, может, его похитили? Джим мне этого никогда не простит.
МакКой вздохнул, но вставать не торопился. В душе зародились нехорошие предчувствия, которые только усилились, когда МакКой увидел Спока. Тот бежал, то и дело оглядываясь.
— Ненавижу космос, — попытался сплюнуть Леонард, но во рту снова пересохло. Надо признать, бежал лейтенант-коммандер красиво. Легко, изящно, быстро. Хоть на Олимпийские игры отправляй. Залюбовавшийся МакКой очнулся и вскочил. Если Спок несся, как подвид вулканской лани, то причина должна была быть крайне веской.
— Доктор, — донесся абсолютно незапыхавшийся голос Спока. — Настоятельно рекомендую вам сменить дислокацию.
— А… — начал Леонард, осекся и побежал. Служба в Звездном Флоте учит не только быстрой реакции, но и не задавать вопросы в неудобные моменты. Например, когда к вам с вашим товарищем на скорости хорошей машины приближается огромная пантера с ревом, вряд ли означающим дружеское приветствие.
— Доктор, — окликнул Спок. — Остановитесь.
— Вы решили пожертвовать собой ради сытого брюха местной фауны? — прошипел Леонард, не снижая скорости. — Пожалейте зверюгу, если она меня съест, то получит алкогольное отравление!
— Не вижу причин стать частью местной пищевой цепочки, — не насмешка ли проскользнула в ровном голосе, заподозрил МакКой. — Но удобнее транспортироваться в статичном положении.
Леонард резко затормозил, и Спок врезался ему в спину.
— Транспортироваться?! — уставился на вулканца доктор, мигом забыв о кошке-переростке. — Да чего же ты, остроухий гоблин, орал, чтобы я бежал?!
— Я, не повышая тона, рекомендовал сменить локацию, следовательно, вызвать «Энтерпрайз» и вернуться на корабль. Бег был вашей инициативой.
Пока Леонард пытался подобраться слова, выразившие бы переполнявшие его чувства, Спок вызвал корабль.
— Да ты!.. — наконец разразился громовой речью МакКой, исчезая с поверхности планеты. Вслед им летел утробный рев хищника.
— … три раза и всеми ромуланскими недоумками! — завершил речь МакКой. Офицер за пультом транспортатора смотрел на доктора, по-детски распахнув рот. Джим одобрительно показал большой палец. Спок оставался невозмутим, как каменный идол.
— Что? — проворчал МакКой. — Похмелье, знаете ли.
— А кто виноват? Но ничего, вот введем сухой закон, заживем лучше прежнего, — Джим подошел к доктору и похлопал того по плечу. МакКой, в свою очередь, закашлялся.
— С ума сошел?
— Отчего же? Понимаешь, дорогой мой друг, на следующее утро после приема алкоголя ты становишься еще более мрачным и ворчливым. Кроме того, как ни печально это признавать, но твои реакции замедляются.
— Готов поспорить с последним вашим утверждением, капитан, — Спок, по мнению МакКоя, иногда был весьма бесцеремонен. — Пять минут назад доктор продемонстрировал, что его реакции не только соответствуют нормам, но и превышают их.
— Джим, если у нас начнется эпоха неприятия алкоголя, то это грозит вылиться в появление на корабле серийного убийцы, — с грустью констатировал Леонард, наблюдая за тем, как Спок покидает транспортировочную.
— Это еще почему? — Кирк скрестил руки на груди.
— Потому что в итоге я однажды сойду с ума и буду убивать. И начну, пожалуй, с известного нам обоим вулканца, — сообщил МакКой зловещим шепотом.
— Чем тебе не угодил Спок? Мне кажется, вы с ним в последнее время стали ладить.
— Джим, если в последнее время мы с твоим распрекрасным лейтенант-коммандером можем находиться в одной комнате, не обмениваясь колкостями каждые тридцать секунд, то это говорит исключительно о том, что даже у нас не хватает фантазии придумать что-то новое. Поверь, после пары месяцев совместного заточения ты уже знаешь абсолютно все, что думают о тебе окружающие. Особенно если они не скрывают своих чувств.
— И что же думает о тебе Спок?
— Что я прекрасный мужчина и удивительный друг, талантливый доктор и незаменимый член экипажа.
— А ты что думаешь? — Джим не выдержал и рассмеялся.
— Что мне пора что-то сделать с головной болью и жаждой. Например, выпить виски. И если я услышу еще хоть слово о сухом законе, то уволюсь в запас в ту же секунду.
— Не выйдет, ты в моем распоряжении на ближайшие пять лет. Так написано в твоем контракте.
МакКой закатил глаза и направился к выходу. По дороге он вполголоса прокомментировал предусмотрительность некоторых капитанов, их навязчивость и самонадеянность, по привычке прошелся по родословной Спока и припомнил разбитую бутылку эля Скотти, не вовремя подвернувшемуся под руку.
На выходе доктор столкнулся со Споком и подумал, что приятная часть дня кончилась.
— Что-то забыли? — колюче поинтересовался доктор. Спок проигнорировал вопрос. Вид у лейтенанта-коммандера был несколько задумчивый.
— Спок? — настороженно нахмурился Джим.
— Полагаю, число прибывших на борт «Энтерпрайза» превышает норму, — без сомнения, вулканец был растерян. Из поясной сумки донесся странный звук: то ли писк, то ли мяуканье. Кирк и МакКой синхронно вперили в Спока изумленные взгляды.
— Скажи, Спок, скажи мне, умоляю, что у тебя несварение желудка! — патетично вскинул руки Боунс.
— Вряд ли данный организм соответствует вашему определению, — Спок церемонно вынул из сумки маленького зверька. — Вероятно, он забрался в сумку, когда я изучал местную флору.
— Киса, — неожиданно подал голос позабытый у пульта энсин и покраснел, когда три пары глаз насмешливо, изучающее и раздраженно устремили свои взоры в его направлении. — Прошу прощения, капитан.
— Ничего страшного, энсин Рестье, — Джим героически сдержал неуместный для капитана хохот. — Это действительно котенок.
— Позволю возразить, капитан. Поскольку это неземная форма жизни…
— Я понял, Спок! Понял! — отмахнулся Кирк. — Но для краткости будем звать этот организм «котенком».
Только МакКой молчал, глядя на сердито фыркающее кошкообразное так, словно перед ним предстала тварь из преисподней.
— Придется, Спок, оставить котенка у тебя. Мы не можем вернуться, «Энтерпрайз» получил срочный вызов забрать ученых с поврежденной исследовательской станции. Задание слишком важное и срочное, речь идет о жизни людей, так что, мистер Спок, назначаю вас ответственным за внеземную форму жизни.
Форма жизни чихнула и облизала мордочку.
— Если я сейчас не выпью виски, то начну пить кровь невинных и офицеров службы безопасности, — проворчал МакКой и едва ли не бегом покинул транспортировочную. Пока вулканец не вынул из сумки змею или аллигатора.
— Мне кажется, капитан, что передавать данное существо под мою ответственность является шагом недостаточно обдуманным. Смею напомнить вам, что мой опыт взаимодействия с представителями животного мира ограничен наблюдением за ними в естественной среде обитания. Разумнее было бы поручить заботу об этом, кто…
— … это приволок. Все верно, — Джим одарил Спока лучезарной улыбкой. — Приказ ясен?
— Вполне, — Спок кивнул, задумчиво наблюдая за тем, как котенок пытается выбраться из сумки.
— Я считаю, что данное задание будет весьма полезно для таких твоих качеств, как способность сопереживать и оказывать эмоциональную поддержку. Славный котик поможет тебе научиться демонстрировать заботу и отношение к живым существам. Видишь, кругом одни плюсы.
— Является ли плюсом тот факт, что «котик» предпринимает попытки покинуть свое временное пристанище через отверстие в дне моей сумки?
— Что? Спок, о чем ты? — Кирк посмотрел на то, как, животное медленно, но верно просачивается через дыру, проделанную им же самим. Как оказалось, котенок в основном состояли из шерсти. Само же неземное чудо было тощим, юрким и, как выяснилось, смекалистым. — Лови его! Да быстрее же. Энсин Рестье, закройте дверь!
Увы, в итоге Джим, Спок и энсин лишь заворожено смотрели на то, как котенок проскальзывает в крошечную щель между косяком и закрывающейся дверью. Кирк готов был признать, что без магии в данном вопросе не обошлось.
— Спок… — Кирк, не скрывая ухмылки, смотрел на первого помощника. Впрочем, Спок не потерял ни грамма легендарного самообладания.
— Приказ понят, капитан, — хладнокровно произнес вулканец и отправился на поиски «внеземной формы жизни».
Тем временем чувство долга одолело в МакКое желание отдохнуть, и доктор зашел в лазарет.
— Новости? Пациенты? Смертельные случаи? — жизнерадостно спросил у Кристины МакКой, обретая в родной стихии новые силы.
— Ничего. Ничего. И снова ничего, — несколько уныло ответила Чэпел, занимавшаяся переоформлением медицинских карточек команды. Верховное командование Звездного Флота ввело новую директиву о медицинской документации, признанную бессмысленной всеми медиками оного Флота. Однако с начальством не поспоришь, и врачи с медсестрами, кляня бюрократию, переделывали картотеки.
— Значит, что-то страшное случится завтра, — утешил Кристину МакКой, вольготно развалившись в кресле. — Состояние картотеки?
— Заканчиваю с буквой Д и передаю эстафету М’Бенге, — проворчала Кристина.
Дверь в лазарет раскрылась, и на пороге появился Спок.
— Нет, — обхватил ладонями виски Леонард. — Нет!
— Добрый день, мистер Спок, — приветливо улыбнулась Кристина.
Спок коротко ей кивнул.
— Я ищу так называемого Котенка.
— Котенка? — оживилась сестра, забывая про букву Д и клятую бюрократию.
— Лишь по некоторым внешним признакам и экстерьеру можно отнести…
— Котенка, котенка, — невежливо оборвал Спока МакКой, — Спок притащил его с этой адовой планеты, а капитан отдал животину под ответственность нашего невозмутимого первого помощника. Уже потеряли свое сокровище, мистер Спок?
Яда в словах МакКоя хватило бы на вулканский город с пригородами. Спок проигнорировал доктора.
— Целесообразно предположить, что Котенка здесь нет.
Леонард поднял очи горе:
— Спок! Никуда не денется твое сокровище!
Кристина подавила хихиканье.
— Попробуйте посмотреть в каком-нибудь темном и опасном месте. Статистика показывает, что по закону подлости именно там животные и оказываются, — посоветовала медсестра.
— Доктор, думаю, было бы логично, если бы вы составили мне компанию.
— Не вижу в этом ничего логичного, — МакКой совершенно не желал покидать свой уютный лазарет. Запах лекарств, стерильность, что может быть прекраснее?
— В случае если Котенку будет необходима медицинская помощь, вы единственный, кто может ее оказать.
— Не единственный, это раз. И два, с чего этому мелкому монстру нужна будет помощь?
— Если сестра Чэпел права, то разыскиваемый объект окажется в опасном месте в котором, вполне возможно, получит повреждения, опасные для жизни, — пояснил Спок терпеливо.
МакКой был уверен, что повреждения, не совместимые с жизнью, появятся через пару минут у кого-нибудь другого. Например, остроухого и надоедливого. Только опыт и знания психологии помогли доктору распознать в словах Спока весьма завуалированную просьбу.
— Ладно, черт с вами, мистер Спок. Но запомните, это только из-за Джима. Если мы не найдем гадкий клочок шерсти, который вы имели неосторожность приволочь на корабль, то Джим превратит нашу жизнь в ад.
— Осмелюсь предположить, что вашего беглеца стоит искать в инженерном отсеке. В самом темном его углу, — Кристина уже не скрывала улыбку. Тем более, Спок и МакКой уже успели стремительно покинуть лазарет. Мужчины и домашние животные представляли собой зрелище весьма умилительное. Забавнее было наблюдать только за мужчинами и детьми.
— И тут мы столкнемся с первым препятствием. Скотти нас так просто не пропустит, — МакКой остановился у двери. — Точнее, он нас вообще не впустит.
— Как Первый Офицер я имею доступ в инженерный отсек, — разрушил хрупкую надежду доктора на возвращение в лазарет Спок, вводя код допуска.
— Зануда, — проворчал МакКой.
В инженерном отсеке работали. Не то чтобы в остальных отсеках команда повально занималась тунеядством, но службы охраны, геодезии, биологической и химической разведки и большая части медперсонала работой перегружены не были. Здесь же Спок и МакКой не нашли ни одного праздного члена экипажа. Кто-то проверял сияющие многоцветными лампочками приборы, кто-то что-то паял и чем-то стучал, суровые люди с суровыми лицами вводили данные в компьютеры и уходили с такой спешностью, словно их вызвало само Высшее Командование.
— Неудивительно, что Скотти умудряется вытащить «Энтерпрайз» из самой глубокой ямы со скоростью, превышающей скорость света! Я-то, старый сельский доктор, уже начал подозревать нашего главного инженера в колдовстве, — одобрительно ухмыльнулся Боунз, столь же ревностно пекущийся о порядке в Медицинской службе.
— Энсин, — проигнорировал пребывающего в состоянии восторга доктора Спок, обращаясь к ближайшему инженеру, — можете ли вы указать местонахождение главного инженера Скотта?
— Да, сэр! — не смотря на безупречную вежливость ответа, МакКою послышались нотки «ходят тут всякие и отрывают от работы» в голосе энсина. — Главный инженер ушел в столовую.
— И нам бы не помешало, — оживился МакКой.
В этот миг раздался дикий вопль и какой-то странный утробный рев.
— Там чудовище! — завизжала совсем юная девица с вызывающе-фиолетовыми волосами.
Вопль был проигнорирован всеми присутствовавшими. Складывалось впечатление, что таких внезапных криков каждый день бывает штук по сто. Хотя, кто знает, может в недрах «Энтерпрайза» и в самом деле водится какая нечисть? МакКой не стал бы утверждать наверняка, что у любимой женщины Джима нет секретов.
Девица с фиолетовыми волосами пожала плечами и вернулась к своим вычислениям. Если никто не обращает внимания на два огромных огненных глаза в самом темном углу инженерного отдела за коммом главного инженера Скотта, то что ж? Значит, так и должно быть. Мало ли что там завалялось у начальства под столом? Меньше знаешь, крепче спишь.
МакКой прищурился и покосился на Спока.
— Мне кажется, наша цель там, — Боунс кивнул в сторону рабочего места Скотти. — И мне кажется, что лучше нам туда не соваться. Во избежание получения травм.
— Доктор, вы переоцениваете физические способности данного существа.
— Я не про существо, я про подчиненных Скотти. Для них тот угол, словно алтарь. Вы посмотрите на их лица, там же почти экстаз, благоговение и героическая решимость защищать святыню от посягательств чужаков.
— Смею напомнить вам, доктор, что мы не чужаки. Я Первый Офицер и имею право, как вы выразились, «соваться» туда, куда сочту нужным.
— Ну-ну, — МакКой прислонился спиной к стене и скрестил руки на груди. Он уже приготовился к предстоящему спектаклю и одновременно размышлял о том, какая первая помощь будет необходима вулканцу.
— И, как мы уже установили ранее, Котенок может пострадать в этом, безусловно, весьма опасном месте.
— Железный аргумент, мистер Спок. Спасайте несчастного, — великодушно разрешил МакКой, предвкушая занимательное зрелище.
Спок подошел к святая святых инженерного отсека, сопровождаемый хмурыми взглядами персонала. Однако великая сила — субординация — принуждала окружающих молчать. Всех, кроме МакКоя, но и он молчал, чтобы не разрушить волшебство момента.
— Киса, — сухим голосом обратился вулканец к ощетинившемуся зверьку, вызвав у МакКоя короткое полуистерическое хихиканье. — Иди ко мне.
И протянул руку. Животное зашипело, как костер, на который вылили ведро холодной воды, и с коротким боевым мяуканьем кинулось на Спока.
— Все-таки йод и пластырь, — удовлетворенно улыбнулся доктор, наблюдая глубокие царапины на щеке и руке вулканца.
— Очень быстрая реакция, — с внезапным одобрением сказал Спок, умудрившийся схватить инопланетного агрессора за шкирку. — Интересный экземпляр.
МакКой удивленно поднял бровь.
— Не восхищение ли я слышу? — поддразнил Спока доктор.
— Констатацию факта, — отрезал Спок и протянул зверьку свободную руку.
— Не хотите дать ему имя? — МакКой с некоторым восхищением смотрел за тем, как безрассудно Спок чешет живот когтистому монстру. Сам монстр поймал лапами руку Спока и потянул ко рту. Подумал, лизнул палец вулканца и смешно фыркнул.
— Для начала его разумнее было бы накормить. Если я не ошибаюсь, то прием пищи в юном возрасте является наиболее важным фактором для правильного роста и развития.
— Вы правы, мистер Спок. Но осталось понять, чем кормить животное. Вы, судя по всему, ему не очень понравились в качестве обеда.
Боунсу совершенно не нравилось, что при виде Первого Офицера, ласково поглаживающего котенка, в голову лезли неуместные мысли. Например, о том, что вулканец не так уж и плох. Животные обычно не ведут себя так фривольно со злодеями и негодяями. Волей неволей приходилось постепенно переносить Спока из графы «остроухая сволочь» в графу «сработаемся». Самым странным было то, что подобная смена ярлыка на Первом Офицере совершенно не огорчила МакКоя.
«Надеюсь, Джим, все это не было твоим планом по построению налаженного процесса коммуникации внутри команды», — подумал Леонард, мысленно составляя список прививок, которые он сделает Споку. Так, для профилактики бешенства. Нельзя же игнорировать факт нападения инопланетной формы жизни на другую инопланетную форму жизни? И если список рос пропорционально расположению МакКоя к Споку, то говорить об этом вслух МакКой не собирался.

@темы: XI фильм, Джеймс Т. Кирк, Кристина Чепел, Кристофер Пайк, Леонард Г. Маккой, Монтгомери Скотт, Ниота Ухура, Слэш, Спок, Чехов П.А.

Комментарии
2012-02-09 в 22:57 

Ызарга
Это всё от бездуховности!
замечательно)) это милое животное вырастет в то здоровое, что гналось за Споком? Энтерпрайз ждут интересные времена:lol:
спасибо!

2012-02-10 в 09:22 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Замечательно и остроумно, доктор жжет ))

2012-02-11 в 12:12 

Erring
Relax, take it easy
Ызарга, :lol: нескоро, но однажды -непременно))) Но, будем верить, что его воспитают достойно)))

helen stoner, спасибо большое!)))) Доктор он такой) Пожарных на него не набереься)

2013-03-24 в 01:30 

Emily Carroll
А уважаемый автор собирается писать продолжение?
Прочитала эти 2 главы ещё летом, очень понравилось. Вспомнила о нём сейчас, случайно наткнувшись, а здесь никаких изменений и новых глав(
Это крайне прискорбно.

2013-07-30 в 18:01 

AniSkywalker
Времени в обрез, вечность впереди. (с)
А даааальше????

   

Star Trek. Фантворчество.

главная