16:21 

Sue White
Fuck off!/Старк с Вулкана
Название: Star Tales
Автор: Sue White
Бета: компетентна, но не желает раскрывать себя
Фандом: Star Trek ребут
Пейринг: Кирк/Спок, но до него, как до планеты Эпсилон
Жанр: AU, кроссовер с СПН, Доктором Кто и кто знает, с чем еще
Рейтинг: пока G
Размер: макси
Саммари: мы так мало знаем о многих персонажах канона... что если они не так просты? Например мама Спока?
Предупреждаю: может показаться, что автор бредит. А так же искренне верит, что Энтерпрайз - дурдом. Ну и да, моя только сомнительная фантазия и еще более сомнительная логика, персонажи не мои)

Время на Энтерпрайз было чем-то мифическим, как и на любом другом корабле. Ну правда, как можно серьезно относиться к тому, чего не чувствуешь? Дни и ночи разнились лишь интенсивностью освещения, и то не всегда, смены давно заменили дни недели, месяцы стерлись из памяти за ненадобностью, ведь на корабле всегда был «умеренный» температурный режим. А уж о дате вспоминали только офицеры, для отчетов. Переводить же звездные числа в земные никто из них и не думал. Но люди не были бы людьми, если бы обходились без своих маленьких слабостей и причуд. С легкой руки капитана они обращались со временем так фривольно, как не позволяли себе даже на Орионе.
Все было просто. Это могла быть напряженная и уставшая Ухура, заходящая в комнату отдыха со словами «Сегодня четверг!», после чего кто-нибудь включал музыку, и по кораблю разносились ритмы разных народов и планет.
Или доктор, забредший на мостик поболтать да побесить Спока, обронит, как будто невзначай: «А завтра — День Благодарения».
Реже начинал Чехов, смущаясь, замечал, что пора бы Новому Году...
Скотти провозглашал шотландские праздники и пятницы, обычно постфактум — уже в килте и со стаканом скотча.
В особенно тяжкие дни капитан тихонько ругался на «ебанный понедельник», даже если сам понедельник был днем ранее.
Это была их игра, правил в которой не было, зато люди чувствовали себя лучше, а инопланетяне находили еще несколько причин для изумления. А вот время — обижалось.

Сегодня была пятница. Это означало, что космос вокруг корабля был тих и странно пустынен, до пункта назначения еще далеко, до границ — еще дальше, а значит, все могли расслабиться. Работать, конечно, но зато спокойно, не бегом, как частенько случалось. В медотсеке было пусто, в инженерной Скотти не торопясь отлаживал все, до чего мог дотянуться, напевая какие-то песенки и не забывая раз в 20 минут ласково погладить стену его «крошки». А на мостике скучал Кирк. В профилактических целях, чтобы он совсем не заскучал и не ринулся куда-нибудь, куда никто по доброй воле никогда не совался, рядом ошивался доктор с успокоительным за пазухой (на всякий случай) и травил старые земные сказки под неодобрительным взглядом вулканца. Рассказчик из него вышел прекрасный: весь экипаж, с легкой руки Ухуры, внимал тихому голосу, рассказывающему про маленького мальчика с далекой планеты, про королей и деловых людей и, конечно, про удивительную розу.
— И, возможно, где-то в уголке Вселенной все еще жива та роза… — прозвучали последние слова, и рассказчик снова превратился в ехидного Маккоя. — Что еще, Спок?
— Это была крайне нелогичная история, доктор, — подал голос молчавший до этого старпом. — На такой маленькой планете не может быть атмосферы, да и какой-либо жизни вообще. Но, даже если бы все это было, чем же питался этот непонятно откуда взявшийся мальчик? И, собственно, откуда он взялся? И…
— Спок, это сказка! Выдуманная история! И законы физики, биологии и прочего не имеют к ней никакого отношения!
— Это точно, — кивнул Спок, приподняв бровь, чем совсем вывел Маккоя из себя.
— Вам что, никогда мама на ночь не рассказывала историй?!
— Ну почему же.
— О, Спок, поделитесь! — оживился Кирк. — Никто из нас еще не слышал вулканских сказок.
— Это потому, капитан, что их не существует, — невозмутимо ответил старпом. — Рассказанные мамой истории не были вулканскими, и уж тем более не походили на сказки.
— Она зачитывала курс «Жизнь Замечательных Людей»? Ну, помните, была такая серия книг, там писали и про Эйнштейна, и про Шекспира, и про Вашингтона...
— Про Суворова, про Пушкина, — продолжил Чехов.
— Или пересказывала любовные романы? — вклинилась Ухура.
— Скорее, всего Шерлока Холмса, — пробурчал Боунз.
— Или что-то вроде историй про Юнит? — мечтательно предположил Сулу.
— Бугимен, — остановил дискуссию холодный голос Спока. — Иствикские ведьмы. Ужас Амитивилля. Фредди Крюгер. Звонок. Темная вода. Сияние.
На мостике воцарилась тишина. Большинству эти слова ни о чем не говорили, однако звучали все равно как-то пугающе.
— Эм, мистер Спок, если я не ошибаюсь, это... вроде как очень древние ужастики? Из тех, что были популярны в конце двадцатого века?
— Все верно, Джим. Моя мать была, иначе не сказать, фанаткой подобных произведений. Замечу, что я даже не решился предоставить полный список ее увлечений, которыми она щедро делилась со мной в детстве. И перед сном в том числе.
— Это многое объясняет, — пробормотал Маккой. — Кроме одного. Как ее угораздило выйти замуж за вулканца?
— Цивилизованные индивиды, доктор, вполне могут контролировать свои нерациональные желания и увлечения и не выставлять их напоказ, тем более не подчинять им отношения с окружающими.
— Иначе говоря, по большооой любви.
— Вполне возможно, Нийота, — кивнул вулканец и, как показалось девушке, слегка улыбнулся.
— Ну хоть один из ваших родителей не был эмоциональным калекой, — тихо проворчал доктор и уже громче обратился к капитану: — Пойду-ка я к себе, Джим, а то здесь мой талант рассказчика явно не оценили. Во всяком случае, должным образом.
Маккой ушел, напоследок предупреждающе посмотрев на Кирка: мол, надеюсь на ваше благоразумие, шеф. Капитан на это лишь беспечно отмахнулся: да где тут найти приключений — ни планет, ни звездолетов поблизости, так что расслабься. Маккой хмыкнул, заходя в турболифт. Впрочем, он был уверен, что друг до конца дня будет раздумывать над биографией своего старпома, как всегда случалось, стоило тому обмолвиться о своем прошлом невзначай. Честно говоря, его тоже такие моменты не оставляли равнодушным. Спок был загадкой для всего корабля и очень редко помогал в своей отгадке. Ну, как помогал, скорее, даже подбрасывал препятствий, еще больше раззадоривая. Боунз был уверен, что вулканец играл с ними в игру, по вечерам в своей каюте громко хохоча над их попытками его понять.
А Споку тем временем было совсем не до смеха. Он, машинально делая свою работу, вспоминал прошлое: предыдущий разговор разбередил еле зажившие раны после смерти матери. А ведь именно ей он обязан хоть каким-то подобием детства в человеческом понимании. Мать играла с ним, слишком долго по вулканским меркам, дурачась и вызывая недовольство отца. Она укладывала его спать, приходила, даже когда Споку было уже пять лет, поправить одеяло и поцеловать в щеку. Потом уже он начал возмущаться, требовал прекратить и вести себя как подобает. Отец одобрял, а мама... выглядела несчастной. Вот чего ему стоило перетерпеть? Заткнуть свою самостоятельность? Почему он не мог побыть немного более человечным?
— Спок, все в порядке? — спросил незаметно подошедший Кирк.
— Все хорошо, Джим, — кивнул старпом, быстро восстанавливая душевное равновесие. Неужели он настолько распустился, что это стало заметно? Впрочем, капитан всегда замечал. Иногда даже казалось, что он безотрывно следит за своим коммандером. Как будто ему больше делать нечего!
Кирку и вправду нечего было делать, судя по тому, что он, утолив свое любопытство, не отошел, а продолжил стоять рядом и смотреть в глаза, чем вызвал недоуменное приподнятие бровей.
— Спок, — начал он, зачем-то понизив голос, и замолк. Спок заметил, как, волнуясь, Джим покусывал губу.
— Да, капитан, — поощрил он на продолжение так же тихо, на всякий случай, чем почему-то еще больше взволновал Кирка. Он откашлялся.
— Слушай, если ты хочешь о чем-нибудь поговорить, ты ведь знаешь, что... ну, я к твоим услугам?
— Все идет, как надо, так что мне не о чем доложить. Но, когда будет, конечно, я сообщу, это моя обязанность.
— Да я не про это! Знаешь, нам надо как-нибудь... — Кирк неопределенно махнул рукой. И пропал. Растворился в воздухе. Исчез. Как приведение в ужастиках. Внезапно и непонятно.

Обыск корабля ничего не дал, тем более что приборы словно сошли с ума, препятствуя поискам. Экипаж стоял на ушах во всех смыслах этого слова. Ухура чуть не охрипла, без конца сообщая Споку о происшествиях и внезапно вылезших неполадках. Примчавшийся на тревогу Боунз после бурного, но короткого крика, периодически прибегал контролировать ситуацию и смотрел на старпома так, будто это он припрятал Кирка для каких-то особых вулканских опытов. За прошедшие несколько часов Спок проверил даже самые абсурдные версии произошедшего и теперь испытывал постыдно человеческое желание повыдергивать себе волосы да побиться головой о стенку. Не мог Кирк испариться, это НЕВОЗМОЖНО! Никаких следов, ни одного пришельца, который смог бы его так украсть или убить, старпом тщательно проверил всю команду, все помещения и все, что могло прийти на ум! Но ответа не было. Даже нелогичного.
— Как успехи? — поинтересовался в который раз зашедший на мостик Маккой. Спок ответил ему тяжелым взглядом. Доктор начал взрываться:
— Я не понимаю. Люди не исчезают просто так, даже в космосе!
— Видимо, мы чего-то не знаем, — признал вулканец. — А рассказывать нам никто не собирается.
— Черт возьми, Спок, нахрена тебе такие умные мозги, если, когда надо, они не работают?! На чистоту: ты хоть и редкостный высокомерный ублюдок, но, если кто и может найти сейчас Джима, — это только ты! Так какого черта?!
— Коммандер, — раздался по внутренней связи голос Скотти. — Приборы показывают повреждение обшивки Энтерпрайз. Изнутри все в порядке. Я не знаю, откуда оно могло возникнуть. Разрешите проверить?
— Разрешаю. Мистер Скотт, а когда появилось повреждение?
— Пару минут назад, сэр. Мы не сразу заметили, потому что приборы словно взбесились за последний час!
— Бардак, — обронил доктор. Споку оставалось лишь согласно кивнуть. Создавалось ощущение, что Энтерпрайз бастовала. Против чего только?
Зайдя в тупик, Спок решился на отчаянный шаг: попробовать обдумать проблему совместно с доктором. Раньше, когда все было более-менее понятно и логично, он к таким мерам не прибегал, понимая, что эмоции этого человека лишь внесут сумятицу в рассуждения. Но сейчас и ситуация была нестандартной, логично предположить, что и решение должно быть таким же. Потому он предложил удивившемуся Маккою проследовать за ним в комнату совещаний. Доктор внимательно смотрел на Спока, а тот никак не мог начать разговор. Он не привык делиться своими мыслями, пока те не сформулированы в догадки, предложения, тезисы. А сейчас он не мог предположить... ничего.
— Давайте рассуждать логически, — не выдержал и ухмыльнулся Боунз, наблюдая за метаниями вулканца.
— В этой ситуации нет ничего логичного. Доктор, я пригласил вас сюда, потому что Джим и ваш друг тоже, и вы так же переживаете о том, что произошло, как и я. Но буду честен: я не знаю, с чего начать.
— Мне кажется, вы уже начали. Продолжайте, пока выходит неплохо. Вы бегали по кораблю последние несколько часов. Что вы узнали?
— Ничего. У меня нет даже опорной точки для рассуждений. Капитана не телепортировали, не распылили на атомы, не трансформировали ни во что — ничего из того, с чем мы сталкивались когда-либо. Словно его и не было. Но я проверил на всякий случай — все данные о Джеймсе Тиберии Кирке сохранены. О нем все помнят. Что же тогда произошло?
Ответа ни у одного из них не было. Доктор пару раз открывал рот, будто хотел что-то предложить, но каждый раз так ничего и не произносил, отметая идеи. Так они и сидели в неловкой тишине: человек, задумчиво шевеля губами, будто проговаривая про себя мысли, и изредка приподнимая бровь, видимо, в изумлении от своего тихого монолога, и вулканец, сосредоточенно смотря на свои скрещенные над столом пальцы. Пока не раздался писк интеркома.
— Скотт, сэр.
— Говорите, мистер Скотт.
— Сэр, мы нашли повреждение. Если это так можно назвать.
— Поясните.
— Эм, вам лучше это увидеть... сэр, — промямлил инженер.
— Пошлите изображение в зал совещаний.
— Невероятно, — пробормотал доктор, разглядывая картинку. На правом борту Энтерпрайз огромными буквами было выжжено: «Ангелы захватили Кирка».
— Как вам это? Спок?
— Я ничего не понимаю, — растерянно ответил тот.

Зайдя в зал совещаний, Скотти застал угрюмого Маккоя, пьющего виски, и Спока, сосредоточенно смотревшего в компьютер. На невысказанный вопрос доктор ответил:
— Библию шерстит. Решил, что ангелы инопланетяне, и пытается определить их примерную родину и вид, — и сплюнул, как верный христианин.
— Мистер Спок, я не принимал бы всерьез эту надпись. Подумайте сами: зачем ангелам наш капитан? Он явно не пай мальчик.
Оторвавшийся от монитора старпом смерил инженера тяжелым взглядом.
— Не в правилах вулканцев, мистер Скотт, обсуждать или оспаривать чью-либо религию. Вслух. Но в данном вопросе я вынужден поставить под сомнение некоторые ее догматы, отнюдь не из-за неуважения к вам и вашей вере, поверьте мне. Но логично считать надпись на борту предупреждением, а в предупреждении врать нет смысла. А раз так — мы должны понять, кто такие ангелы, чем я и занимаюсь.
— Ну тут я вам не помощник, сэр. У меня корабль разваливается, мне некогда тут с вами философствовать!
— Я как раз позвал вас, чтобы спросить о состоянии корабля.
— А что тут рассказывать. Мы идем ко дну, оркестра не хватает. Мои парни не знают, за что первым хвататься. Цепи разомкнулись, а те, что целы, работают через раз, пара палуб уже летала, транспортаторная шалит, связь на грани краха. Ухура в истерике, — добавил Скотти.
-— Все-таки довели бедную женщину, — отсалютовал воздуху стаканом Маккой.
— Мистер Скотт, через два часа максимум все должно быть в порядке.
— Вот вроде вы умный человек, не капитан, а, как и он, ставите невыполнимые задачи. Да нам и пяти будет мало!
— Я в вас верю, — проникновенно, насколько это возможно в его случае, сказал Спок. — Так же, как Джим. Если кто и сможет это сделать, так это вы. Не подведите.
— Есть, сэр, — растерянно ответил Скотти и покинул комнату. Маккой усмехнулся.
— И что это было?
— Это был диалог, доктор. Общение между двумя и более…
— Нет, я про эту речь в стиле Кирка.
— Согласитесь, нам нужен корабль в полной боевой готовности как можно быстрее, потому как мы не знаем, вернутся ли захватчики. Я давно подметил, что результатом подобных слов является повышенная работоспособность у экипажа. Проанализировав речи капитана, я вычленил несколько общих фраз и сейчас позволил себе в разговоре с мистером Скоттом воспользоваться их действием. Смею полагать, это возымеет должный эффект.
— Знаешь, Спок, чтобы понимать тебя, я слишком мало выпил.
Вулканец успел только приподнять бровь, явно готовясь произнести речь о никудышных докторах, которые не знают, что алкоголь никоим образом не увеличивает мыслительные способности индивида, как его прервал писк коммуникатора.
— Капитан, — привычно начал Сулу и осекся. — Мистер Спок, сканеры обнаружили планету прямо по курсу. Но там ее никогда не было.
— Почему меня это не удивляет? — поинтересовался у потолка Боунз.
— Мистер Сулу, стандартная орбита, — скомандовал Спок и направился на мостик. Вздохнув, Маккой последовал за ним.
Планета казалась странной еще на подлете. Многое видели на своем веку навигатор и рулевой, но эти зеленые облака над розовым морем и единственный континент, смутно напоминающий мужской детородный орган, переплюнуть будет очень сложно. Чехов даже прикусил губу, чтобы позорно не рассмеяться.
—Уровень развития похож на Землю конца ХХ века, — заметил Спок, отрываясь от сканера. — Однако никакой космической активности.
— Или ты просто ее не заметил, — съехидничал Маккой.
— В десант идем я, доктор, Рейнольдс и Ямото. Мистер Сулу, примите командование.

Приземлились в весьма потрёпанном окружающей жизнью переулке. Брезгливо скинув прилипшую к ботинку на первом же шаге банановую кожуру, Боунз недовольно поморщился.
— Надо было сначала химзащиту надеть, прежде чем ступать в эру антисанитарии.
— Не ворчите, доктор. Ваши предки выжили в это время, и, я уверен, вы тоже сможете.
— Нет, вы чувствуете эту гадость в воздухе? Так вот, Спок, я отказываюсь ею дышать! И вам не позволю! Я не хочу потом смотреть на ваши черные вулканские легкие! А эта плесень на стенах? Спок, мертвецы не найдут Кирка, а мы вполне можем ими стать минут через пять!
Ответом нервничающего Маккоя не удостоили — старпом просто двинулся по улице, не оставляя иного выбора, кроме как последовать за ним.
— Никакого сигнала, сэр, кроме примитивных устройств связи, — доложил Рейнольдс, державший трикодер.
— Меня терзает смутное сомнение, что наша маскировка не удалась, — заметил Боунз. И правда, появление на улице живописной красно-синей группы людей и нелюдей не осталось без внимания. Несколько прохожих, видимо, не занятых полностью своими делами, недоуменно косились на пришельцев, перешептывались стихийно образовавшимися группками. Один из них даже крикнул: «Покажите этим демократам!» — кивая в сторону большого белого здания.
— Смею предположить, что место расположения правительства мы нашли, — Спок направился к указанному сооружению. Однако успел он пройти только два метра, когда дорогу десанту преградили люди в черных костюмах, пиджаки которых явно топорщились не просто так.
— Незваные гости, — протянул один из них. — Зачем пожаловали?
— Откуда — значения не имеет? — поинтересовался Ямото.
— Не имеет. Так какого хрена вы нам людей пугаете?
— Мы прибыли, — взял инициативу Спок, — чтобы задать пару вопросов лидеру этой планеты. Полагаю, курс мы выбрали правильный?
— Так вам лидера или правительство? — усмехнулся абориген.
— Точно двадцатый век, — заметил Рейнольдс. — Коммандер, я думаю, нам нужен именно лидер?
— Правильный выбор. А то Президента точно бы удар хватил от вашего появления, а нам его политика по душе. Было бы очень жаль. Идите за мной, — он развернулся и спешно направился вглубь городских джунглей. Остальные пристроились по бокам десанта, ненавязчиво приглашая последовать за главарем, хотят они этого или нет. Вскоре узкие ходы между массивными многоэтажками вывели их к частному двухэтажному дому, обнесенному забором, ворота которого приветливо открылись при приближении группы.
— Боже, да здесь еще что-то растет, — пробормотал Маккой, разглядывая лужайку.
Изнутри дом оказался весьма просторным, во всяком случае в гостиной вполне хватило места девятерым.
— Свободны, парни, — скомандовал главный эскорту. Недоверчиво посмотрев напоследок на пришельцев, парни удалились, видимо, занимать посты снаружи. Главный же пошел искать хозяина дома, оставив гостей осматриваться.
— А у него есть вкус, — заметил Рейнольдс, рассматривая огромную картину с тремя обнаженными девушками.
— Это точно, — подтвердил Маккой, оценивая барную стойку.
— Я предлагаю вам собраться с мыслями, мы здесь для ответственного задания, — нахмурился находивший все окружающее невероятно пошлым и ненужным вулканец. Действительно, зачем нормальному здравомыслящему существу шоколадный фонтанчик в углу комнаты, большой сиреневый диван, не сочетающийся цветом и стилем ни с чем в комнате, шар с блестками на потолке да полка журналов с голыми женщинами? Непонятно.
— Ух ты ж! Земляне и вулканец! — раздалось с порога. Низенький мужчина неопределенного возраста с невероятно плутовским выражением лица как-то панибратски подмигнул уставившимся на него гостям и чуть ли не с разбега плюхнулся на диван.
— Какая компания. Ну и что всех вас занесло на эту всеми позабытую, не без моей помощи, планету?
— Я так понимаю, вы ее лидер? — поинтересовался Спок.
— Зови меня Локи, приятель. Да, я, можно сказать, здесь царь и бог. Кстати про царя. Выпьем за встречу? Виски? Коньяк? Ликер? Вино, в конце концов?
— Первый офицер звездолета Энтерпрайз коммандер Спок, — представился вулканец. — Мы здесь с исследовательской миссией.
— Ммм, даже так. Ну исследуй, — отмахнулся Локи уже у бара. — Так что пить будете?
— Этой планеты нет на наших картах. Ее вообще не могло здесь быть по физическим законам, — гнул свое Спок.
— Ай-ай-ай, какая нехорошая планета, как она могла! Посадить ее надо. Сколько там дают по физическим законам?
— Сэр, это не повод для шуток.
— Расслабься, приятель. Думаю тебе надо попробовать мой шоколадный фонтан. Там такие сорта… закачаешься!
— Благодарю, но я при исполнении, и я не закончил. Вы знаете про другие миры, но здесь нет космической промышленности. Откуда?
— Работа у меня такая, — пожал плечами Локи, наливая в рюмку ликер и протягивая его Ямото. — На, попробуй. Нам космос не нужен, а то еще народ найдет что-нибудь вредное, Землю например, так потом не отмоешься. Нет, спасибо.
— Чем вам так насолила Земля? — поинтересовался Рейнольдс, получив свой коктейль.
— А вам? Вы ринулись в космос, к опасности и проблемам, а не остались счастливо поживать на третьем шарике, значит, вам тоже она не по душе. Конечно, вулканского чувака я не имею в виду. Тут замешаны сложные мозги, в этом не разбираюсь.
— Мы подозреваем, — контроль медленно покидал «вулканского чувака», — что вы похитили нашего капитана…
— Девушку с третьим размером?
—...И оставили нам послание. Что это значит?
— Что значит что? Какое послание?
— Ангелы захватили Кирка! — рявкнул Боунз. — Налейте наконец мне виски! Нужно продезинфицировать все.
Суетящийся до этого Локи замер. Потом резко подскочил к Споку и вперил в него взгляд, даже зачем-то принюхался.
— Охренеть и не откачаться. Винчестер! Блять, Винчестер! А я-то думаю, че так пиздецом разит, а это ты!
— Боюсь, вы ошиблись. Меня зовут Спок.
— Ой, вот не надо этого. Я вашу породу столько раз уби... встречал, они меня так достали, что я узнаю их потомка из миллиона! Особенно потомка этого господина брутальность. Отсюда флюиды чувствую.
— Флю… что?! — поперхнулся Маккой, но Локи его не заметил, лихорадочно бегая по гостиной.
— Значит, они снова Апокалипсис задумали, черт бы их побрал. А так все хорошо шло! Только нашел тихую планетку, обустроился, чтоб ни одна скотина не нашла, а тут снова охотники, вендиго их задери! Да, я давно почувствовал, что клетка открылась, но думал, пара десятилетий хоть есть в запасе… Блять, блять, блять! Вот какого хуя ты приперся именно сюда?! — заорал он на старпома.
— Ваша планета, — начал было по новой Спок, но его никто не слушал.
— В каком смысле Апокалипсис? — встревожился доктор. — И куда, черт возьми, забрали Кирка?! Что происходит?!
Локи остановился набегу.
— Вызови ангела, — ткнул он пальцем в вулканца.
— Что?
— Вызови вашего семейного ангела! Что, мама не учила? Открой ротик и скажи «Кас». Ну, давай!
— Кас, — покорно произнес Спок.
— Я ждал твоего зова, — раздалось за его спиной, где внезапно оказался голубоглазый мужчина в потрепанном тренче.
— Поразительно, — изогнул бровь Спок.
— Привет, братец, — отсалютовал Локи и обратился к ошеломленным гостям: — Вон туда вопросы, там все ответы. А я отчаливаю, пока меня не засекли. Спасибо большое, — зло выплюнул он, отвешивая поклон. — И да, Винчестер, развяжешь конец света — собственноручно уши скручу в трубочку и поджарю на обед, понял?
И после этих слов Локи, сорвав плакат с тремя девушками, исчез.

@темы: Фанфикшен, Спок, Слэш, Рандомный краснорубашечник, Джеймс Т. Кирк, XI фильм

Комментарии
2014-02-26 в 20:38 

ave_2006
и чтоб дружили они не от большого ужаса, а от большой любви! (с) ДЛШ
Сколько частей в этой истории?

2014-02-26 в 21:50 

Sue White
Fuck off!/Старк с Вулкана
ave_2006, наверно будет много

2014-03-01 в 16:16 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
:-D хорошее начало!!!! такую смесь хочется узнать и распробовать до конца.
:red: поэтому удачи.

2014-03-01 в 22:07 

Sue White
Fuck off!/Старк с Вулкана
LiluKris, спасибо)

     

Star Trek. Фантворчество.

главная